Меню

Пластилин или монстр хай

Самые классные монстрики Залипаки, которых можно слепить с ребенком за час

В отличие от обычного пластилина, Залипаки намного современнее и практичнее: они мягкие, очень легко лепятся, не прилипают к рукам и мебели, не собирают пыль и не крошатся. Из этого материала можно создавать даже самые маленькие и тоненькие детальки, которые надежно скрепятся между собой.

Но Залипаки пригодятся не только для лепки. При желании из этого пластилина можно создать собственную коллекцию игрушек: готовые фигурки полностью застывают через 24 часа, если оставить их на воздухе. Из каждого набора можно слепить всех героев, изображенных на упаковке, а можно создать и своих уникальных персонажей.

Цвета пластилина во всех наборах яркие, но гармоничные – их сочетания одобрит любой детский психолог. Не менее важно и то, что материал совсем не пачкает руки и любые предметы. Ребенка можно оставлять лепить в комнате одного: даже при самом бурном полете его творческой мысли мебель и одежда останутся чистыми, а пластилин с них будет легко убрать.

Залипаки созданы по стандартам качества детской продукции США и Европейского союза, они полностью безопасны для здоровья ребенка. Срок хранения упаковки – 18 месяцев. Но держать ее обязательно нужно в темном месте: на солнце и в тепле пластилин засыхает и становится непригодным для лепки.

Сейчас полная коллекция Залипак насчитывает 30 персонажей. Среди них есть животные и птицы, но настоящая гордость компании – дизайнерские веселые монстры, в духе лучших мультипликационных фильмов последнего времени.

У каждого из них есть свой характер: родителям есть от чего оттолкнуться, помогая детям создавать истории и играть с яркими персонажами. Хотя ребенку эти подсказки могут и не понадобиться – они лучше любых маркетологов и сценаристов расскажут, откуда прилетели эти монстрики, кем они приходятся друг другу, как они будут есть и во что играть, ведь придумывание персонажей и их приключений – это неотъемлемая часть детского творчества.

Кого проще и быстрее всего слепить

Вот 5 самых простых и быстро создающихся персонажей, с которых можно начать знакомство ребенка с пластилином Залипаки:

Циклоп

Этот зеленый красавчик раньше был розовым, как рассвет. Но однажды он влюбился в лягушку и поменял свой окрас, чтобы понравиться ей. Лягушка превратилась в принцессу и вышла замуж за принца, а циклоп так и остался зеленым. Но он не расстраивается – смотрите, какая веселая у него улыбка и какой хитрый взгляд единственного глаза.

Источник

Почему детям не стоит увлекаться игрой в «Monster high»

Что такое кукла для девочки? Этот вопрос только на первый взгляд кажется простым. С обывательской точки зрения – развлечение, пустяк, способ занять себя на время игрой.

С точки зрения детской психологии кукла – это целая область детского мира. Кукла – это ребенок, которого девочка «усыновляет» и о котором заботится. Кукла – это подружка, с которой можно общаться самым доверительным образом.

Вот чем различается восприятие куклы ребенком и взрослым. Для взрослого человека кукла – это предмет, «всего лишь кукла», а для ребенка она – живая.Итак, давайте взглянем на это с точки зрения детской психологии.

«Кукла – это то, каким я был раньше, какой я сейчас или каким я стану потом.

Кукла – это те возможности, которыми я обладаю

Кукла – это возможность показать свой внутренний, душевный мир.

Кукла – это то, как выглядит живой мир вокруг меня.

Кукла – это то живое существо, которому можно доверять.

Может показаться странным, чтобы девочка просила купить ей монстра.

Но именно это сейчас происходит во многих магазинах: девочки просят, нет, многие даже требуют, со слезами и скандалами, чтобы мама купила им кукол серии «Monsters High». И мамы уступают.

Кукла – это отражение меня.

Девочка отождествляет себя с куклой, подражает ей, хочет быть похожей на нее. Не даром «Барби-мания» в свое время эхом отозвалась среди подростков, вызвав вспышку неврозов по поводу своей фигуры.

Ребенок любит куклу, какой бы она ни была. Для него это прежде всего любимая игрушка. Девочка нежна со своей куклой и говорит: «Я хочу быть как она».

А теперь представьте, какой образец для себя выбирают девочки, играющие с куклами «Monsters High»: зомби, скелет, вампир, оборотень, морское чудовище, девочка-робот, у которой сквозь горло продет винт, привидение, гибрид человека и животного, мумия, а дальше – хуже, целая линейка немыслимых сочетаний этих уродцев между собой.

Представьте себе, что ваш ребенок вдруг решил отрастить себе клыки или стать… зомби. Мертвецом то есть.

Что самое неприятное, подобное представление о кукле полностью переносится на собственное «Я». Меняется «образ Я».
Девочка начинает вполне серьезно считать себя мертвой «ожившей» девочкой, оборотнем или вампиром (а эти образы в последнее время усиленно навязываются нам как очень романтичные).

То есть внутренне ваша дочь уже считает себя мертвой или агрессивной, подобно оборотням.
«Мертвая романтика» может привести к поиску приключений на кладбище, особенно в подростковом возрасте.

Опять же, насмотревшись на хорошеньких куколок-мертвецов, дети могут заинтересоваться: а так ли мертвые выглядят на самом деле?

А это уже прямая дорога к вандализму, поскольку дети могут попытаться раскопать чью-нибудь могилу.

Также куклы-монстры закладывают в психику ребенка возможность суицида и беспечное отношение к смертельно опасным ситуациям. Когда и как это ружье «выстрелит», никому не ведомо», — считает один детский психолог.

Куклы Монстер Хай опасны для психики детей!

Так многие взрослые говорят об этих необычных и экстравагантных куколках. «Это вам не Барби!»

Всем привет! Это статья не о том, что я буду говорить о недостатках Монстряшек, а, скорее, наоборот, о достоинствах!:) И ни в коем случае, я никого не переубеждаю, просто делюсь своим мнением.

Монстер Хай – это фэшн-куклы американской серии, которые сотворены Г. Сэндером. Официальное представление кукол состоялось в 2010 году.

Этих кукол отличает от других внешний облик, который создан вследствие вдохновения от фильмов ужасов.

Линия фэшн-кукол составляет серьезную конкуренцию Барби, несмотря даже на то, что производитель брендов компания Mattel.

Параллельно с этим на официальном YouTube канале бренда выходили короткие мультфильмы для разных стран, в том числе и на русском языке, где главная героиня, Фрэнки Штейн, дочь чудовища Франкенштейна, поступает в Школу Монстров, где находит новых друзей среди таких же монстров, как она.

Что нужно знать взрослому о героинях Монстер Хай?

Зачастую это становится камнем преткновения между ребёнком, желающим заполучить в коллекцию любимого персонажа и взрослым, который искренне считает, что он «ограждает» его от потенциально опасной игрушки.

Детям не всегда удается донести философию бренда до родителей и почему игры с вампирами и зомби их совсем не пугают.
Девиз кукол звучит как «Будь собой! Будь уникальной! Будь монстром!».

Каждый персонаж во вселенной — потомок какого-то известного злодея, со своими способностями и недостатками.

Например, лучшая подруга вышеупомянутой Фрэнки Штейн — приёмная дочь графа Дракулы, вампирша по имени Дракулаура совсем не выносит вида крови и является вегетарианкой.

А дочь зомби — Гулия Йелпс, — чей язык больше похож на неразборчивые стоны и мычание, является лучшей ученицей и обладает мощным интеллектом.

Как и обычные школьники они проводят время вместе: дружат, влюбляются и учатся преодолевать трудности.

В этой вселенной нет «привычного» для монстров насилия над человеком или животными — у многих героинь есть домашние любимцы, а в школе, наравне с монстрами, учится обычный парень по имени Джексон Джикил.

В школе монстров нет дискриминации по какому-то признаку, наоборот, в каждом мультфильме главные герои на личном примере показывают, как можно адаптировать обстоятельства под себя.

Например в одной из серий у Дракулауры от стресса на лице появилась красная сыпь, внешне похожая на прыщи, и тогда подруги устроили «Вечеринку в горошек», чтобы она чувствовала себя комфортно.

Читайте также:  Поделка весенние цветы своими руками мастер класс

Про кукол Монстер Хай можно смело сказать, что они учат детей принимать себя и других такими, какие они есть.

Это особенно важно, когда тело ребёнка начинает меняться и он может считать себя «некрасивым».

Стоит сказать, что некоторые куклы действительно обладают экстравагантной внешностью, которые подойдут скорее для взрослых коллекционеров — кукла-циклоп, гидра с двумя головами или паучиха с шестью глазами и руками.

О необходимости приобретения таких кукол следует поговорить с ребёнком лично и вместе принять это решение.

Кстати, в нынешнем уходящем году «Монстр Хай» выпустила новых кукол по мотивам романов Стивена Кинга — «Оно» и «Сияние» — из первого в продажу поступила женская форма Пеннивайза, а из другого — знаменитые близняшки.

Найдены возможные дубликаты

Куклы Монстер Хай опасны для психики детей!

Про кукол Монстер Хай можно смело сказать, что они учат детей принимать себя и других такими, какие они есть.

Опять же, насмотревшись на хорошеньких куколок-мертвецов, дети могут заинтересоваться: а так ли мертвые выглядят на самом деле?

А это уже прямая дорога к вандализму, поскольку дети могут попытаться раскопать чью-нибудь могилу.

Опять сову на глобус натягивают. Вандалами, хулиганами и убийцами становятся не из-за кукол/игор/интернета, а из-за хренового воспитания или полного отсутствия оного

А не устарел ли пост лет на десять? Эти куклы давно уже не популярны среди детей, теперь только коллекционеры их собирают.

Даже больше, бренд давно закрыт. А для кукол по кингу был зарегистрирован знак Scullector и они вышли с пометкой 18+. Ну то есть новые куклы даже и не планировались как игровые куклы для детей

А ещё на них смотреть нельзя, один взгляд — и ты зомби. Что за бред?

В середине этой простыни автор внезапно переобувается и начинает хвалить этих кукол

А, привлечение внимания от обратного. Ну, в моем случае это не сработало)

Вроде Monster High ещё года 4 назад «переболели»

Мне кажется,что вы сами себе противоречите! По факту,»смысл»этих монстряшек в том,чтобы ребенок понимал,что все разные,и всех нужно принимать такими,какие они есть.Эти куклы,при этом показывают всем,что и монстры могут быть добрыми.Ведь в мультиках не пропагандируется ни жестокость,ни привлечение к «могильной»тематике. Да и дети немного по-другому относятся к теме смерти.Та же Барби куда как сильнее повлияла на неокрепшую детскую психику.Короче,я вообще поняла о чем статья.Две разные точки зрения описываются одновременно. Начали за упокой,кончили за здравие!

Натянул сову на глобус,вернее попытался . Да ещё и тег «психология» поставил . В доку 2 переиграл .

В палату бегом, там галоперидол раздавать ща будут :)))

Одноклассники это вам не тут 🙂

А это нормально

Человек человеку

Чем больше я работаю с детьми, тем больше убеждаюсь, что отношения с родителями после подросткового возраста налаживаются не из-за того, что ребенок «всё осознает» и «мама была права», а потому что родители наконец начинают воспринимать ребенка как личность, как отдельного человека, имеющего право на своё мнение и в чем-то более компетентного, чем они.

«Лекарство от страха». Жутковатая и странная история из моего детства

На Пикабу многие пишут, о странных и жутковатых историях, которые с ними происходили. У меня тоже есть подобная история.

Мне было лет пять. Дома, были только бабушка и я. Видимо дело было зимой, потому что несмотря на не слишком позднее время, на улице уже было темно, и в комнате горел свет. Бабушка была на кухне, а я сидел на полу, на ковре, в «большой комнате», как мы её называли и возился с конструктором.

Войдя в комнату бабуля сказа что ей надо сходить к тёте Хелене. Соседке, которая жила двумя этажами выше, и что скоро она вернётся.

В общем бабушка ушла и я остался один.

Надо сказать, я был впечатлительным и трусоватым ребёнком, и то, что я остался один в четырёхкомнатной квартире не вызывало во мне ощущение комфорта. Хоть комнату, в которой я сидел и освещала красивая люстра, с тремя массивными, хрустальными плафонами (её дедушка привёз из ГДР), но тьма за окном и зловещая темнота дверных проёмов, вызывала во мне знакомое чувство дискомфорта постепенно перерастающее в тоскливый ужас.

Да. Я боятся темноты, одиночества, тишины и не пойми ещё чего.

Родня меня «лечила» спартанскими методами. Тарпейской скалы поблизости не было, но лучше бы была. Я бы так не мучался. В то время не было понятия «онжеребёнок», детских психоаналитиков, ювенальной юстиции и прочей богомерзкой ереси. И солдатский ремень отлично заменял психолога и антидепрессанты. Конечно, детей бить нельзя, но ведь надо с ними что-то делать. Иногда другого средства просто нет.

Кроме ремня и лекций на тему «Ты мужчина — будущий солдат! Ты ничего не должен боятся», ко мне применяли «шоковую терапию». Запирали в туалете, без света, или заставляли есть ненавистную гречневую кашу, даже один запах который вызывал во мне рвотные позывы.

Всё это в принципе привело лишь к тому, что у меня появился нервный тик и отвращение ко всякого рода нравоучениям. Да и общительности во мне сильно поубавилось.

Ладно, я отвлёкся.

Короче, я подумал что, не так страшно, бабушка скоро вернётся, люстра светит (знал бы я что люстра устроит через минуту), а тишину и разогнать можно. На столике стоял проигрыватель пластинок, я включил его и мужской голос запел: «Вечерело, серенький дымок, таял в розовых лучах заката. В этот миг, принёс мне ветерок, песенку что пела ты когда-то»

Эта песня военных лет, мне очень нравилась. мне стало чуть поспокойней. Напрасно.

Вдруг, вспыхнул бело-голубой свет, откуда-то с потолка брызнул сноп искр, как при сварке, и что-то с грохотом и звоном тяжело упало примерно туда, где минуту назад сидел я.

Свет мигнул и наступила тьма.

Свои ощущения в тот момент словами описать невозможно. Слова «невыносимый ужас», не передают и сотой доли того что я ощутил. Видимо есть не только «болевой порог», но и «порог ужаса».

Бабушка потом рассказывала, что мой вопль было слышно во всём доме.

Она нашла меня, сидящим на полу, обоссавшегося, и тупо смотрящего в одну точку. Рядом лежал разбитый плафон.

Как я говорил, в мой семье ни с кем особо не церемонились, и мне не стали вызывать скорую и совать под нос нашатырь. Хватило одной затрещины, что бы я пришёл в чувства.

Конечно же, бабуля была уверена, что это я всё натворил. Меня, обоссанного, отволокли в ванную, где отмыли холодной водой, под уверения, что когда придёт дед, мне лучше остаться в ванной навсегда. А ещё лучше — самому утопится в унитазе.

А теперь, о необычном.

Когда на мой вопль прибежала бабушка, свет в комнате горел. Два целых плафона, работали, хотя я точно помню что наступила тьма. Ладно, это можно списать на шок.

После короткого расследования выяснилось, что замыкания не было и пробки целы. Хоть это и так было ясно — свет то горел.

Кроме того, чуть не убивший меня плафон из толстого хрусталя раскололся на несколько частей, а вот упавшая вместе с ним лампочка, не только не разбилась, она даже не перегорела. Толстый кабель, был как будто перепилен, и имел следы оплавления на изоляции. В общем странная история. Хотя в жизни и не такое бывает.

Но, доказывать что для того, что бы достать до люстры, мне понадобилась бы стремянка («лесенка», как я тогда сказал), и что голыми руками я бы никогда не смог оторвать этот провод, а никаких инструментов рядом со мной найдено не было, и главное ЗАЧЕМ?! Зачем мне устраивать такую диверсию? Это можно было бы кому-нибудь другому доказывать, но только не моей родне. Естественно я и не собирался оправдываться.

Читайте также:  Как сделать поделку хата казака

После короткого семейного совета, все сошлись на том, что это я всё ловко подстроил, что бы привлечь к себе внимание.

Будь я постарше и понаглее, я бы сказал — Ага, я залез к потолку, перерезал шнур, отнёс стремянку и инструмент на место, потом сел на пол, обоссался, поорал, и впал в шоковое состояние.

Но, мне было всего пять лет, и я лишь молчал. Пообещав мне что я закончу свою никчёмную жизнь в колонии для особо опасных преступников, меня отправили спать.

Самое интересное, что после этого пришествия исчезли все мои страхи. Я перестал боятся того, что раньше вызывало во мне иррациональный страх.

Мои фобии не исчезли, а поменяли полярность. Я полюбил темноту и одиночество. Меня стали раздражать громкие звуки и шум вообще. Яркого света, с тех пор я не переношу, и как ни странно, у меня пропал нервный тик и тревожность. А ещё я стал более доверчивым, и менее категоричным по отношению к людям.

Что это было, я не знаю. Но, это было самое страшное происшествие в моей жизни, которое, при этом, сильно эту жизнь изменило.

А песенка про «Серенький дымок..» так и осталась моей любимой. Ведь по сути она спасла мне жизнь. Не встань я тогда, что бы включить проигрыватель, то так и остался бы сидеть прямо под плафоном.

Прошу прощения за «телеграфный стиль», и такое длинное вступление.

Отец — юморист, или как я попал к психотерапевту

Надеюсь этот пост прочитают или родители-юмористы, или их дети.

Мне 31 год и последние 4 года я хожу к психотерапевту.

Я всегда думал, что мой отец очень веселый человек с хорошим чувством юмора и гордился им. А оказалось, что он меня унижал.

Если в доме с вечера не был вынесен мусор, то утром, пока я еще спал, отец мог поставить его ко мне в комнату рядом с кроватью, и я просыпался от вони.

Если я забывал помыть посуду, он мог наложить мне еду в грязную тарелку и дать грязную ложку.

Когда я спрашивал «Можно в кино/экскурсию/поход/поехать с классом в другой город?», он всегда отвечал «Можно», я говорил, что «на это мне нужно столько-то денег», он отвечал: «мы же тебе разрешили, а зачем тебе деньги?» или «ты попроси, может быть тебя там бесплатно пропустят». В итоге мне приходилось унижаться и выпрашивать деньги: «ну пап, ну пожалуйста. » и т.п.

Как-то раз его сильно веселила идея, чтобы вместо портфеля к 1 сентября взять пакет, положить в его углы по картошке (для веса) и на шнурках привязать лямки. Мне тогда уже было около 12-13 лет и я понимал, что это шутка, но все равно было очень обидно, что меня на столько не любят. При этом уже в начале 2000-х у родителей был свой бизнес и несколько квартир под сдачу.

После 4х лет терапии многое поменялось. Отец продолжал задевать меня и злить, на прямой разговор о том что это не правильно он не шел, постоянно переводил его в шутку, и в тоге я с ним перестал общаться.

Раньше у меня было много «друзей/приятелей» с которыми мы постоянно пытались друг-друга перестебать, доказать кто из нас круче. Они отвалились вслед за отцом. Сейчас я понимаю, что на общение с ними уходило куча энергии.

А юмор отца — это было пассивная агрессия. В открытую орать на меня выглядело бы неадекватно, а так всегда можно съехать на «ну это же шутка».

Самое стремное в этой ситуации, что когда тебя отец бьёт, тут всё ясно и понятно. Отец-насильник. А когда вот так как у меня, то можно хоть всю жизнь прожить и так и не понять, что ты подвергался насилию, и с этим нужно что-то делать.

Клуб любителей заставлять детей читать

Римма Раппопорт. «Читай не хочу. Что мешает ребенку полюбить книги.»

В школе мои отношения с литературой складывались не очень гладко, длинные списки на лето вызывали тоску, и книги, подобранные бабушкой (она работала в юношеской библиотеке), так и оставались нетронутыми. Пространные описания русской природы у классиков, по которым писали диктанты, не вызвали желания прочитать их произведения целиком. Большая часть школьной программы прошла мимо меня. Наверстывать пришлось уже в университете, когда я вдруг обнаружил, что упустил много всего интересного.

Что же мешает детям полюбить чтение? На этот вопрос решила ответить Римма Раппопорт, учительница русского языка и литературы и обозревательница интернет-издания «Мел».

Разговор о детском чтении Раппопорт начинает не с самих детей, а с их родителей. Во время работы над книгой она провела опрос среди знакомых. Все опрошенные утвердительно ответили на вопрос «Важно ли вам, чтобы ваши дети читали?», а 82% из них негативно отреагировали на перспективу оказаться родителями нечитающего ребенка: «В общем трагическом хоре многократно повторялось словосочетание „родительский провал”, а больше всего меня впечатлил ответ: „Это не мои дети”. Кажется, „Шок и ярость” — подходящий и достаточно литературный заголовок для результатов этого опроса».

Такое отношение к детскому чтению Раппопорт характеризует как «моральную панику». Причин, по ее мнению, сразу несколько: это и советский миф о «самой читающей стране», и сакрализация книги, которая, как мы хорошо знаем, самый лучший подарок. Пожалуй, главное тут — это очень специфическое отношение к чтению. Многие родители, заставшие еще советскую школу, полагают, что чтение должно прежде всего интеллектуально обогащать и воспитывать, а не приносить удовольствие. «В традициях нашего отечественного образования отвержение гедонистического подхода к литературе. словосочетание „читательский гедонизм“ в устах особенно яростных приверженцев классического школьного образования стало едва ли не ругательным», — цитирует Раппопорт Елену Романичеву, исследовательницу детского чтения.

Поколенческие объяснения социальных процессов часто вызывают обоснованные сомнения, но в этом случае они кажутся уместными. Исследователи отмечают, что за последние тридцать — сорок лет положение литературы в обществе значительно изменилось и на первый план вышла ее утилитарная и развлекательная функции. Раппопорт также пишет, что при работе с детьми стоит сделать акцент на индивидуальном удовольствии от чтения и признать, что в современном мире художественная литература нужна прежде всего не для абстрактной «образованности», а для развития эмоционального интеллекта, эмпатии и воображения.

Такой подход требует большей отдачи от учителей и родителей, но может оказаться более эффективным: «Есть ведь разница между посылами „Ты должен прочитать, потому что это великая книга великого писателя” и „Почитай: на пятидесятой странице я хохотал в голос (или, наоборот, разрыдался) прямо в автобусе”. Второй вариант ведет к открытому диалогу об эмоциональной жизни».

Проявляйте изобретательность — так можно обобщить рекомендации Раппопорт. Если ребенок еще маленький, ему можно написать письмо от имени литературного героя или разыграть дома сценку по мотивам любимого произведения. Подростку можно подкинуть идею книжного блога в инстаграме или тиктоке. Главное не давить ребенка и не превращать чтение в обязанность вроде уборки комнаты.

Но даже если родители все сделали правильно и не отбили у ребенка желание брать в руки книги, в школе все может измениться. Это как раз мой случай: до того как в расписании появился предмет «литература», я с удовольствием проглатывал книги серии «Я познаю мир». Как отмечает Раппопорт, такое происходит со многими детьми, и проблема не только в том, что преподают в школе, но и в том, как это делают.

С одной стороны, школьная программа в России включает много сложных даже для взрослого читателя произведений вроде «Войны и мира» и «Преступления и наказания», на разбор которых отводится в лучшем случае несколько недель. Раппопорт приводит пример Италии, где «Божественную комедию» Данте читают три года. При этом в российских школах курс литературы обычно заканчивается на середине XX века, и многим учащимся Маяковский кажется чуть ли не современником. С другой стороны, школа не учит наслаждаться чтением и не развивает навыки филологического анализа. Вместо этого уроки литературы часто сводятся к повторению заученных формулировок из методических пособий и поиску ответа на вопрос «Что же хотел сказать автор?». Свою роль сыграл и ЕГЭ по литературе, принесший с собой «педагогику натаскивания».

Читайте также:  Мини бревна для поделок

По мнению Раппопорт, вместо погони за количеством пройденных произведений полезнее было бы сделать ставку на формирование компетентного и заинтересованного читателя: «Не лучше ли научить детей наслаждаться литературой, чтобы, запомнив этот опыт, они в будущем ознакомились с каноном самостоятельно? Вопрос непростой. И оценить риски такого подхода сложно. Единственное, что мы можем подсчитать, — потери от нынешнего подхода». В конечном счете Раппопорт оставляет открытым вопрос о необходимости коренных изменений в школьной программе по литературе. Впрочем, едва ли это можно отнести к недостаткам книги — подобная тема требует отдельного обсуждения.

В «Читай не хочу» много практических советов и наблюдений, которые пригодятся родителям и педагогам. И все же книга Раппопорт — это не просто набор рекомендаций или пособие из серии «Помоги себе сам». Важную ее часть составляют размышления о собственном детском опыте и разговоры с учителями, родителями и школьниками, рассказывающими о своих взаимоотношениях с книгами. Так, Раппопорт приводит интервью со своим отцом, который в детстве переживал из-за того, что дочь — нечитающий ребенок. Благодаря этому «Читай не хочу» избегает менторского тона. Раппопорт ищет ответ на волнующий ее вопрос и не претендует на то, чтобы предложить универсальные рецепты. Она честно констатирует, что многие дети так и не станут книголюбами — и в этом нет ничего страшного.

Разговор о чтении выводит Раппопорт на более широкие вопросы, связанные с воспитанием и образованием. Подход, который она отстаивает, предполагает, что эти процессы не могут быть однонаправленными, а родителям и учителям важно прислушиваться ко мнению детей и чутко реагировать на изменившиеся потребности и интересы.

Ночной кошмар психолога. Когда шансов изначально нет

Я никогда не гарантировал 100% результат для всех и каждого. И плюньте в лицо тому, кто вам его гарантирует: перед вами человек, не проработавший психологом ни дня.

У меня тоже бывают неудачи. Но почему-то. знаете, куда больше печалят не те случаи, в которых я чего-то не смог, а те, в которых я не имел ни единого шанса изначально.

Вагон и маленькая тележка случаев, в которых человеку нужен не психолог с разговорами, а психиатр с медикаментами. Но считанные единицы идут сразу к психиатру, большинство для начала находит психолога. Поэтому каждый квалифицированный психолог работает в связке со знакомым психиатром-для перенаправления нуждающихся не в добром слове, а в конкретной фармакологии.

Здесь надо упомянуть совершенно особую категорию клиентов. Они приходят с жалобами на других людей. Чаще всего-сыновей. Дочерей, к сожалению, куда чаще просто психологически ломают, с сыновьями это не всегда получается. Или партнеров/партнерш/супругов/супруг, что реже: взрослый человек обычно способен понять, что отношения идут куда-то в жопу, и разорвать их. А вот ребенок. Опыта у него мало, да и податься практически некуда.

Обычно приходит мать с жалобами на сына. Поговорив по отдельности с обоими, убеждаешься в трех вещах:
1)Ребенок пока что относительно здоров, но именно пока что и именно относительно. И его надо не лечить, а забирать

2)Действительно нездорова мать, и как раз ее надо класть на лечение к психиатру,

3)Ни на 1, ни на 2 ты не имеешь права.

(Есть такая милая мерзкая особенность человеческой психики: чем дальше уехала крыша, тем крепче человек убежден в собственном крепком здравии. Когда у такого человека возникает конфликт с реальностью, он твердо уверен: проблема в реальности. Простейший вопрос : «А может быть, это со мной что-то не так?» в насквозь больную голову даже не приходит, а , придя, не задерживается. Попробуйте задать этот вопрос себе в любой конфликтной ситуации. Здоровый ответ: «Может быть. Посмотрим повнимательнее.» )

У меня всего пара успешных решений таких вот. безнадежных кейсов. Если будет интересно, в следующий раз расскажу. Обычно приходится аккуратно умывать руки и отпускать людей навсегда. Искренне надеясь, что сын выживет и не сломается.

Не могу простить своих родителей

Этот пост скорее крик души. Извините за сумбур мыслей.
Мне 32, не живу с родителями с 18ти лет. И все это время меня не отпускают обиды. Чем старше я становлюсь, тем больше возникает непониманий от их поступков.

Я не хочу быть занудой, постараюсь кратко описать всё что могу. Детство мое выпало на 90-е, как и у многих жизнь была тяжелой. И мои родители, как я думаю, пытаясь справиться с трудностями, отправляли нас с сестрой в детские учреждения (что это было, я до сих пор не понимаю). Наверное называлось это санаторий, но жили там дети из детских домов. Может это были центры реабилитации или что то в этом роде. Было там откровенно плохо, даже скорее ужасно. Сейчас я вспоминаю эти времена с содроганием.

Помню, как мы не могли уснуть ночью, очень хотелось есть. Мы сидели на кроватях и шептались, в спальню забегала нянечка и нам мылом мылила глаза, потом ставили в туалете босяком на холодный пол в туалете и выключала свет. Помню, как мы в трусах стояли, тряслись и ревели, тёрли эти мыльные глаза, от этого они щипали ещё больше, от чего мы рыдали ещё больше. Так мы стояли часами. Помню, как моя младшая сестра после таких наказаний иногда писалась (нас отдавали туда периодически до семи лет), за это её били, я кидалась заступаться.

Как то, нас приезжали навещать родители и привезли конфеты, их передали воспитателям. Вечером того же дня нашу группу высадили на стульчики, воспитатель села перед нами и демонстративно ела наши с сестрой конфеты, перед всеми детьми.
Помню, как нам привозили какую-то одежду мешками (возможно это была гуманитарная помощь, но я не уверена точно), хорошие вещи перебирались сотрудниками — всё происходило на глазах детей, и осозновать всё то, что происходило, я стала гораздо позже. Нам — детям выдавали рваные колготки, в них мы и ходили.
Помню, как в нашей группе были вши, мои родители приехали и обстригли нас с сестрой налысо, иначе нужно было нас забрать домой.

Помню, как к нам приезжали какие то люди с подарками, снимали нас на камеру, дарили игрушки. Помню двух мальчиков негров, которые практически не разговаривали и были для нас чем-то удивительным. Помню, как мы жаловались родителям, просили нас забрать, или не везти туда больше, но нам не верили.

Мои родители были жестоки, особенно мать. Меня жестоко избивали за свое мнение, за страх, за желание учиться, за все мои попытки как-то проявить себя. Всё присекалось на корню, либо так как хочет мать, либо тебя унизят и изобьют. Когда её сил не хватало для нанесения достаточных побоев, она подключала силу отца, от его ударов я иногда могла писаться, до 16 лет. И однажды я не выдержала и ушла из дома. Было мне 18 лет, с тех пор я стала предателем, мне сказали, что я не благодарная скотина. Я всячески пыталась наладить отношения, но так и не смогла. Я так себя и виню, что я плохая дочь, предательница.
Я не могу отпустить ситуацию. За все это время видились с ними раз 5. Меня так и не простили, и самое главное, я так и не могу простить себя сама.
Я анализирую, пытаюсь работать с собой, читать, но порой от боли разрывает. Не ради рейтинга, просто выговориться.Спасибо, что дочитали.

Источник

Adblock
detector